@Mail.ru
  • Главная
  • Тексты
  • «Псков стал для меня полуродным городом…» - Юрий Тынянов

Юрий Николаевич Тынянов (6. (18). 10. 1894 г., г. Режица Витебской губернии, ныне г. Резекне Латвийской Республики – 20. 12. 1943, Москва) - один из самых талантливых русских филологов и писателей XX века, проложивший свой собственный путь в науке и художественной литературе.

В 1904-1912 гг. Юрий Николаевич Тынянов учился в Псковской губернской гимназии. Он успешно сдал при вступлении экзамены и был принят в 1-ый класс. Учился хорошо, переходил в следующие классы, получая награды. В Пскове он нашел друзей, среди которых были Лев Зильбер, Август Летавет, Николай Нейгауз. Однако, самыми близкими были Летавет и Зильбер. «Дружба была крепкой, сердечной. Хотя мы были разные, совсем не похожие друг на друга. Очень организованный, сосредоточенный, терпеливый, прилежный Летавет; вспыльчивый, непримиримый, начитанный Тынянов – они прекрасно учились, почти на круглые пятерки, оба великолепно знали латынь. Я отставал от них во всем, а латынь остро ненавидел. Зато я неплохо танцевал и играл на скрипке... Тынянов был круглолицый шатен с очень большим лбом и почти курносый...».

Юношей объединяла любовь к современной поэзии: Блок, Бальмонт, Брюсов, Городецкий, Сологуб, Белый. Читали и классиков: Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Фета. Увлекались Гейне. «Не помню точно, когда Юрий начал писать стихи. Они у него как-то сами ложились на бумагу и казались верхом совершенства. Это были лирические стихи, посвященные молодой любви, явлениям природы, философским размышлениям о смысле жизни… Мы гордились Юрием, он был наш гимнастический поэт», - вспоминал А. А. Летавет.

Волны баюкают ласково, ласково

Лодку мою…

Бросили весла от берега вязкого,

С ветром плыву и пою…

Дрожь водяная, отлитая золотом,

Словно кровавые слезы, блестит.

Небо пылает над скованным городом.

Город притих и молчит…

А вот как вспоминал о Тынянове Л. Зильбер: «Тынянов знал наизусть многие сотни, а может быть, и тысячи стихов, и мы часами слушали его нетерпеливое чтение…». В. А. Каверин, младший брат Л. Зильбера, написал о Тынянове в книге «Освещенные окна»: «Главным делом, которому еще в гимназии Тынянов решил посвятить жизнь, была история литературы… Глубокая, всепоглощающая любовь к нашей литературе была основной чертой всей жизни Тынянова».

Двоюродные братья – Юрий Тынянов и Мирон Гаркави на протяжении восьми лет снимали комнату в доме Кузнецовых, стоящем ныне на улице Воровского. Память о Тынянове в Пскове увековечена мемориальной доской на здании бывшей гимназии.

gimnaziya

А что же сам Тынянов оставил нам о Пскове? Среди его архива - несколько вариантов автобиографии. В рукописном отделе Пушкинского Дома хранится автобиография, написанная 27 июня 1924 г., и здесь всего лишь строчка: «Гимназию окончил во Пскове в 1911 году ...» (описка Ю Т.: в 1912 г.)

В автобиографии, опубликованной в книге «Юрий Тынянов» серии ЖЗЛ (1966 г., составитель В. А. Каверин) уже, можно сказать, рассказ - интересный, ценный для нас рассказ - о гимназии, провинциальном Пскове:

«Девяти лет поступил в Псковскую гимназию, и Псков стал для меня полуродным городом. Большую часть времени проводил с товарищами на стене, охранявшей Псков от Стефана Батория, в лодке на реке Великой, которую и теперь помню и люблю . . . Стена Стефана Батория была для нас вовсе не древностью, а действительностью, потому что мы по ней лазали. Стена Марины Мнишек была недоступна, стояла в саду - высокая, каменная, с округлыми готическими дырами окон. Напротив, в Поганкиных палатах, была рисовалка. Говорили, что купец Поганкин замостил улицу, по которой должен был ехать Грозный мимо его палат, конским зубом. Грозному понравилась мостовая, и он заехал к нему ... Не так давно я слышал, что там, при раскопках, действительно нашли древнюю мостовую.
На реке Великой (у впадения Псковы) я видел сквозь прозрачную воду железные ворота, - псковичи закрывали реку и брали дань с челнов ...
Гимназия была старозаветная, вроде развалившейся бурсы. И правда, среди старых учителей были ещё бурсаки . . .
В городе враждовали окраины: Запсковье и Завеличье. В гимназии то и дело слышалось: «Ты наших, запсковских, не трогай», «Ты наших завелицких, не трогай». В первые два года моей гимназии были ещё кулачные бои между Запсковьем и Завеличьем ... В гимназии у меня были странные друзья: я был одним из первых учеников, а дружил с последними. Мои друзья, почти все, гимназии не кончили: их выгоняли «за громкое поведение и тихие успехи......Главным зрелищем была ярмарка - в феврале или марте. Перед балаганом играли на открытой площадке в глиняные дудочки: «Чудный месяц плывет над рекою. С тех пор знаю старую провинцию».

Особенно запомнились гимназисту Тынянову прогулки за город, в Кресты и Корытово: «Мы много ходили, когда перешли в старшие классы. Исходили десятки вёрст вокруг города - помню все кладбища, берёзки, придорожные дачи и станции, темные «рудые» пески, сосны, ели, плитняк...».

Чувства, впечатления от таких прогулок легли в строки безымянного стихотворения:

Я почуял весеннюю волю
И вериги тоски разорвал –
И из города к ветру и полю,
И к тревожной весне убежал.
Ароматы, росисты и клейки
Молодые листы тополей.
Я на землю присел у скамейки
Отдохнуть от дороги своей.
Всех далеких, прекрасных и стройных,
Проходивших сквозь грёзу мою,
Меж полей необъятно спокойных
Я спокойно и мощно люблю.
Только жалко, что нету желанной,
И что некого тихо обнять,
И в любви и тоске несказанной
Про воскресшую, душу шептать.
Я встаю, небеса пламенеют,
Солнце утра, ты видишь меня?
Широко и. светло зеленеют
И молчат вековые поля.
Синеглазая Радость – русалка
Обнимает, целует, поет,
Я иду, и стучит моя палка.
И вдали холодеет восход.

Кроме прогулок в любое время года, были и домашние встречи. Чаще собирались у Льва Зильбера; иногда, в выпускном классе, - у Николая Нейгауза, который в 1964 году, незадолго до смерти, посчитал своим долгом передать гимназические стихи Тынянова и воспоминания о нём в литературный музей своего родного города Тарту.

Есть свидетельство, что в составе группы писателей Юрий Николаевич Тынянов летом 1924 г. побывал в Михайловском. А дорога из Петербурга в Михайловское всегда шла через Псков... Правда, была в те времена железнодорожная станция «Тригорское», разрушенная в войну. В общем, это устное свидетельство С. С. Гейченко требует документального подтверждения... Но вот точно: работая над романом «Пушкин» Ю. Н. Тынянов приезжал в Михайловское (по В. Каверину - 1935 г.).

Вероятно, интересы и пристрастия будущего писателя были предопределены впечатлениями отроческих и юношеских лет. И в своих исторических романах «Кюхля», «Смерть Вазир-Мухтара», «Пушкин» он обращался к пушкинскому времени, причем характерной особенностью этих произведений была неожиданность, новизна взгляда в прошлое. Тынянов подходил к научному материалу как художник. В связи с чем ему удалось создать удивительно живые и непосредственные характеры Пушкина, Грибоедова, но особенно удался интуитивно угаданный характер Вильгельма Кюхельбекера, о котором, к слову, до Тынянова знали очень мало, имя его упоминалось бегло в числе лицеистов-приятелей Пушкина. Тынянов же на примере его судьбы осмыслил не только русскую историю и проблему взаимоотношений человека с государством, но и современность.

Исследователи его творчества, отмечают, что, возможно, живое дыхание прошлого Юрий Тынянов впервые ощутил именно в провинциальном городе Пскове.

______________________

Литература:

Каверин В. Предисловие // Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино.- М., 1977.

Вересова Т.В. Юрий Тынянов в Пскове: Поиски и находки / Т.В. Вересова. - Псков, 1990.

Год Тынянова. 120 / Шершнева Мария; Спроге Мария; ГраудиняИвета: [буклет] / Резекненский городской театр-студия «Йорик»; [текст подгот. Мария Шершнева; пер. на латыш. яз. Мария Спроге; пер. на англ. яз. ИветаГраудиня]. - Резекне: [б. и.], 2014. - 31 с.

Псковский край в литературе : учебное пособие для студентов вузов / М-во просвещения РФ, Псков. гос. пед. ин-т им. С. М. Кирова, Гл. упр. образования Псков. обл.; сост. и гл. науч. ред. Н.Л. Вершинина. - Псков : Псковский государственный педагогический институт, 2003. - 806 с.