@Mail.ru
  • Главная
  • Тексты
  • Георгий Адамович – «И выучиться у природы Ее безразличью к судьбе»

В 1919 году семью Адамовичей, спасавшуюся от красного террора, развязанного после убийства Моисея Урицкого, приняли дальние новоржевские родственники из Псковской губернии. 16 октября в местной газетке «Непогасимое пламя» можно было прочесть следующее объявление: «Уроки музыки (рояль) даёт консерваторка старшего курса. Торговая площадь, дом Е. С. Карандашовой» - в Новоржеве музыку преподавать взялась сестра Георгия Ольга. Мать и сын Адамовичи также стали учителями. Елизавете Семёновне предложили преподавать французский язык, Георгию Викторовичу — русский в 1 — ой школе и дополнительно (на полставки) — русский язык и историю в 3-ей. Но за два с половиной года новоржевской «ссылки» поэту пришлось быть и классным наставником, и членом школьного президиума, вести литературные кружки и дополнительные «четверговые» занятия в классах, читать лекции в Новоржевском университете, участвовать в религиозных диспутах.

novorzchev

Новоржевский цикл стихов Г. Адамовича, датированных 1919–21 годами, насчитывает более 16 стихотворений, вошедших впоследствии в сборник «Чистилище» (1922). Образ пустынного, занесенного снегом края будет определять тональность многих его стихов: «Господи! И умирая, / Через полвека, едва ль / Этого мертвого края, / Этого мерзлого рая / Я позабуду печаль...» («Холодно. Низкие кручи...»). 

chistilische

В стихотворении «Нет ты не говори: поэзия — мечта...», написанном в 1919 в Новоржеве, Георгий Адамович выразил свое понимание сущности и природы поэтического творчества: «Пять-шесть произнести как бы случайных строк, / Чтоб их в полубреду потом твердил влюбленный, / Растерянно шептал на казнь приговоренный, / И чтобы музыкой глухой они прошли / По странам и морям тоскующей земли». Впервые опубликованное в сборнике «Цеха поэтов» («Дракон»,1921) и неизменно включаемое во все последующие сборники и антологии, стихотворение стало если не поэтическим манифестом, то своего рода лирическим исповеданием Адамовича. 

Стихотворения Георгия Адамовича 1919-1921 годов

* * *

Нет, ты не говори: поэзия - мечта,

Где мысль ленивая игрой перевита,

И где пленяет нас и дышит легкий гений

Быстротекущих снов и нежных утешений.

Нет, долго думай ты, и долго ты живи,

Плачь, и земную грусть, и отблески любви,

Дни хмурые, утра, тяжелое похмелье,

Все в сердце береги, как медленное зелье,

И, может, к старости тебе настанет срок

Пять-шесть произнести как бы случайных строк,

Чтоб их в полубреду потом твердил влюбленный,

Растерянно шептал на казнь приговоренный,

И чтобы музыкой глухой они прошли

По странам и морям тоскующей земли.

1919

***

Как холодно в поле, как голо, 
И как безотрадны очам 
Убогие русские села 
(Особенно по вечерам). 

Изба под березкой. Болото. 
По черным откосам ручьи. 
Невесело жить здесь, но кто - то 
Мне точно твердит - поживи! 

Недели, и зимы, и годы, 
Чтоб выплакать слезы тебе 
И выучиться у природы 
Ее безразличью к судьбе. 

***

О, жизнь моя! Не надо суеты,

Не надо жалоб, — это все пустое.

Покой нисходит в мир, — ищи и ты покоя.

Мне хочется, чтоб снег тяжелый лег,

Тянулся небосвод прозрачно-синий,

И чтоб я жил, и чувствовать бы мог

На сердце лед и на деревьях иней.

1920

***

Жизнь! Что мне надо от тебя, — не знаю.

Остыла грусть, младенчества удел.

Но так скучать, как я теперь скучаю,

Бог милосердный людям не велел.

И если где-нибудь живет и дышит

Тот, кто навек назначен мне судьбой,

Что ж не приходит он ко мне, не слышит

Еще не ослабевший голос мой?

Лишь два огромных, черных, тусклых глаза

И два огромных, траурных крыла

Тень бросили от синих гор Кавказа

На жизнь мою и на мои дела.

1920

***

Холодно. Низкие кручи
Полуокутал туман.
Тянутся белые тучи
Из - за безмолвных полян.

Тихо. Пустая телега
Изредка продребезжит.
Полное близкого света,
Небо недвижно висит.

Господи, и умирая,
Через полвека едва ль
Этого мертвого края,
Этого мерзлого рая
Я позабуду печаль.

***

Без отдыха дни и недели,
Недели и дни без труда.
На синее небо глядели,
Влюблялись...И то не всегда.

И только. Но брезжил над нами
Какой - то божественный свет,
Какое - то легкое пламя,
Которому имени нет.

***

Когда мы в Россию вернемся...о Гамлет восточный, когда? -

Пешком, по размытым дорогам, в стоградусные холода,

Без всяких коней и триумфов, без всяких там кликов, пешком,

Но только наверное знать бы, что вовремя мы добредем...

Больница. Когда мы в Россию... колышется счастье в бреду,

Как будто "Коль славен" играют в каком - то приморском саду,

Как будто сквозь белые стены, в морозной предутренней мгле

Колышатся тонкие свечи в морозном и спящем Кремле.

Когда мы...довольно, довольно. Он болен, измучен и наг,

Над нами трехцветным позором полощется нищенский флаг,

И слишком здесь пахнет эфиром, и душно, и слишком тепло.

Когда мы в Россию вернемся...но снегом ее замело.

Пора собираться. Светает. Пора бы и трогаться в путь.

Две медных монеты на веки. Скрещенные руки на грудь.

1921

______________________________________

Долгов И. Адамович Георгий Викторович. – Режим доступа: http://www.az-libr.ru/index.htm?Persons&000/Src/0010/c193f094

Колмогоров А. Новоржев Георгия Адамовича // Колмогоров А. Мне доставшееся: Семейные хроники Надежды Лухмановой. – Режим доступа: http://www.e-reading.by/chapter.php/1026333/112/Kolmogorov_-_Mne_dostavsheesya_Semeynye_hroniki_Nadezhdy_Luhmanovoy.html