@Mail.ru
  • Главная
  • Тексты
  • «По случаю коммунистического строя сделался я помещиком» - В. Ф. Ходасевич

В 1921 году под эгидой Дома Искусств в Псковской губернии близ города Порхова в имении князей Гагариных Холомки и в соседнем имении Бельское Устье была организована колония для петроградских писателей и художников. 
Лето 1921 года Владислав Фелицианович Ходасевич провел в имениях Холомки и Бельское Устье Порховского уезда.
«… По случаю коммунистического строя сделался я помещиком.…в 15 верстах от Порхова, Псковской губернии, на берегу реки Шелони. У нас лучше, хотя в "Холомках" роскошный дом - а у нас какая-то разгромленная дыра. У нас нет ни единой комнаты с целыми рамами, в потолках пули, обои в клочьях. Спим на сенниках, мебель анекдотическая, смесь ампира, лишенного обивки (в ней ходят невесты в окрестных деревнях), с новыми табуретками, пахнущими смолой. Живем во 2 этаже, ибо нижний разгромлен слишком. Зато у нас великолепный вид, верст на 15 вдаль, у нас церковь и кладбище в ста шагах, у нас аисты, радуги, паровая мельница, агроном, мастер по части жестоких романсов, у нас - плачьте, несчастные! - 1500 собственных яблонь, от яблоков повисающих долу, у нас груши, слива и - персики, сладости неизъяснимой, мягкости обольстительной, сочности сладострастной…» - из письма В.Ходасевича Б.Диатроптову 16 августа 1921 года. Бельское Устье.

Многие стихи четвертой книги «Тяжелая лира» были написаны в Бельском Устье по впечатлениям от пребывания в известной колонии деятелей искусства. В цитированном выше письме из Бельского Устья поэт сообщает «Я в последнее время написал 20 стихотворений, и у меня почти готова книга, которая (что не подлежит распубликованию) будет называться «Узел» [первоначальное название книги]».

Среди этих стихов «Лида» и «Бельское Устье».

bel ustie dom

Дом не сохранился.

bel ustie hram

Бельское Устье. Церковь Вознесения. (Ведутся реставрационные работы).

Бельское Устье

Здесь даль видна в просторной раме:

За речкой луг, за лугом лес,

Здесь ливни черными столпами

Проходят по краям небес.

Здесь радуга высоким сводом

Церковный покрывает крест

И каждый праздник по приходам

Справляют ярмарки невест.

Здесь аисты, болота, змеи,

Крутой песчаный косогор,

Простые сельские затеи,

Об урожае разговор.

А я росистые поляны

Топчу тяжелым башмаком,

Я петербургские туманы

Таю любовно под плащом,

И к девушкам, румяным розам,

Склоняясь томною главой,

Дышу на них туберкулезом,

И вдохновеньем, и Невой,

И мыслю: что ж, таков от века,

От самых роковых времен,

Для ангела и человека

Непререкаемый закон.

И тот, прекрасный неудачник

С печатью знанья на челе,

Был тоже - просто первый дачник

На расцветающей земле.

Сойдя с возвышенного Града

В долину мирных райских роз,

И он дыхание распада

На крыльях дымчатых принес.

1921

holomki

Холомки.

Лида

Высоких слов она не знает,

Но грудь бела и высока

И сладострастно воздыхает

Из-под кисейного платка"

Ее стопы порою босы,

Ее глаза слегка раскосы,

Но сердце тем верней летит

На их двусмысленный магнит.

Когда поют ее подруги

У полуночного костра,

Она молчит, скрестивши руки,

Но хочет песен до утра.

Гитарный голос ей понятен

Отзывом роковых страстей,

И говорят, не мало пятен -

Разгулу отданных ночей -

На женской совести у ней.

Лишь я ее не вызываю

Условным стуком на крыльцо,

Ее ночей не покупаю

Ни за любовь, ни за кольцо.

Но мило мне ее явленье,

Когда на спящее селенье

Ложится утренняя мгла:

Она проходит в отдаленьи,

Едва слышна, почти светла,

Как будто Ангелу Паденья

Свободно руку отдала.

1921

Отправляясь в порховскую колонию на несколько недель, Владислав Ходасевич не мог, наверное, предположить, что задержится в ней на два месяца. И, тем более, вряд ли предполагал поэт, что, живя в эмиграции, в Париже, так часто будет возвращаться в своей памяти к событиям пятнадцатилетней давности. Особый интерес в мемуарной прозе В.Ф. Ходасевича представляет для нас его очерки «Во Пскове» и «Поездка в Порхов» (Из советских воспоминаний), вошедшие в книгу «Белый коридор». В очерке «Поездка в Порхов» сам мемуарист определил тему своего повествования: «один из самых нелепых дней моей подсоветской жизни».

Во Пскове>>>

Поездка в Порхов>>>